Новости

Юрий Панченко: "В волейбол играют головой"

Автор: ВК Факел.

02.10.2014

Главный тренер "Факела" - интереснейший собеседник, со своим взглядом на многие вещи, как и полагается человеку с огромным игровым и жизненным опытом. Об игре команды в течение сезона мы будем говорить еще не раз, и даже не два, а начать наш очередной сезон интервью нам бы хотелось с рассказа о самом Юрии Петровиче, ибо олимпийскому чемпиону, чемпиону мира и победителю всего на свете есть что вспомнить о прошлом, рассказать о настоящем и порассуждать о будущем.

02101401

Кубок России и матчи с "Локомотивом"

- Часто говорят, что исполнение подачи - это психология игрока, вы согласны с этим утверждением?

- Не совсем. Если человек уверен на подаче, то когда он будет рисковать в концовке - я слова не скажу. А если он до этого не подал пять раз, и собирается "ввалить", говорит мне: "Я подам" - меня это насторожит. Если бы подавали серийно - это одно дело. Но когда одна подача удается, а следующая идет в сетку - тогда присутствует элемент неуверенности. При этом техника исполнения подачи тоже значит многое. Если вы помните игру с Новосибирском в Санкт-Петербурге, вспомните, как соперник набирал очки? Просто не ошибался на подаче, "Локомотив" давал возможность делать это нам. 39 своих ошибок за четыре партии - слишком большая роскошь для нас в игре с таким соперником. 19 неподач при трех эйсах - это неудовлетворительный результат. У них тоже было можно потерь, но и подач навылет было в разы больше. Плюс то, что мы набили в блок и в аут...

- Помимо того, что мы плохо подавали в том матче с "Локомотивом", в первых двух партиях хромал еще и прием...

- Первые две партии - да, провал в приеме. Так бывает. Может быть, перегорели, слишком хотели сыграть хорошо, где-то закрепостились. И эта нервное начало первой партии сыграло с нами злую шутку, потом мы собрались, начали добавлять, но этого не хватило. Я думаю, потом партия по-другому сложилась бы, если бы мы чуть встрепенулись к середине и сократили количество своих ошибок. Повторюсь, это волейбол и сейчас легко говорить об этом, а во время игры... Я прекрасно понимаю каждого игрока: очень хочется обыграть "Локомотив". Но надо понимать, что свои ошибки наслаиваются на ошибки партнеров, и все это получается так, как получилось.

- Вова Шишкин после той игры в сердцах бросил: "Устали мы проигрывать "Локомотиву", но как его обыграть пока не знаю".

- Да обыграем мы его. Я считаю, в команде нет никаких психологических проблем. Нам не хватает технических нюансов, это да, плюс физически мы пока немного проигрываем.

- Это убирается тренировками?

- Во-первых, тренировками; во-вторых, уверенность приходит во время игр. Мы отыграли в Красноярске, отыграли предварительный этап Кубка России - волейболисты почувствовали себя на площадке, появились какие-то взаимосвязи. Будем наигрывать стабильный более или менее состав, думаю, все наладится. Так что победа не за горами.

- Звучит жизнеутверждающе.

- А я добавлю. Не понимаю и не принимаю сравнений команды с коллективом прошлого сезона! Сейчас другая команда, другие парни, от прошлогодней остались считанные люди, и я вижу как они работают - и их работа радует. У меня нет проблем ни с одним из игроков, все стремятся быть в составе, молодежь тоже страстно хочет этого - мы помогаем им, видя их желание. Мне кажется, у нас очень хорошая рабочая обстановка. Главное, чтобы они верили мне и друг другу. Мне с ними очень интересно, надеюсь, что им тоже.

Италия 1988-2005

- Давайте о вас. Переход от игровой карьеры к тренерской - это своеобразный рубикон, верно? Как оно приходит - решение, что пора заканчивать, вешать кроссовки на гвоздь?

- Это не мой случай, просто так сложились обстоятельства. Дело было в 1995 году, я играл в Италии и чувствовал себя физически просто великолепно. Но случилась травма, порвал себе крестообразные связки, так уж вышло. И когда восстановился, довольно быстро причем - за семь месяцев - пришло понимание того, что прооперированный иностранец в Италии вряд ли может рассчитывать на контракт. Во всяком случае, в то время. Первое мое желание - вернуться в Россию, и спокойно искать работу дома.

- Играть?

- Да нет, это и в России было бы довольно сложно, в 35 лет-то. Нет, где-то возле спорта, возле волейбола хотелось. Но неожиданно поступило предложение от моей первой команды в Италии, Равенны, меня пригласили работать с местными детьми. Мой друг-поляк Александр Скиба, ныне к сожалению покойный, был ответственен за весь детско-юношеский волейбол в клубе. Он мне позвонил и говорит: "Приезжай, будешь помогать мне с пацанами". Я подумал: "Давно в

Италии, с языком все в порядке, ребенок в школу пошел, попробую!" Приехал и мне дали команду 14-летних мальчишек, которые только-только начинали постигать азы игры. И затянуло, остался там на много лет, и я очень благодарен тем людям, которые поверили в меня как в тренера. Именно в Равенне я увидел со стороны как это все непросто и думаю, мне помогло именно то, что начал работать именно с детьми, а потом постепенно переходил на взрослых. Мне кажется, это самый правильный переход.

- Юрий Петрович, а как же два последних примера? Стефан Антига - главный тренер сборной Польши, Мигель Анхель Фаласка - наставник белхатувской "Скры".

- Это люди, которые очень долго играли не только за свой клуб или в стране, сборную которой взялись тренировать, как Антига, но и за границей, видели много тренерских задумок, работали с многими наставниками. Поэтому опыт у них есть. Мне кажется, любой спортсмен и не только в волейболе, подсознательно примеряет на себя профессию тренера: как бы я сделал в этой ситуации, как бы себя повел...? Тренировки, упражнения - все это остается, а некоторые игроки с самого начала твердо знают, что после пойдут тренировать, и у них это получается. Повторюсь, если ты сразу попадаешь в хорошую команду, где техничные игроки - тебе, как тренеру, легче. Если же это средняя команда, которой не удается показать результат - потом для всех можно навсегда остаться средним тренером. А некоторые сразу выстреливают. То есть это еще и какой-то момент везения.

- Как вообще вышло, что вы уехали?

- После олимпиады в Сеуле,мы вместе с моей женой долго обсуждали что делать дальше. Вроде все было понятно, работа в академии, перспектива получить погоны и жить спокойно. Но все изменилось, мы вместе решили поехать за границу, попробовать как там - за железным занавесом. Оказалось не всё так страшно, как нам казалось, нас приняли очень тепло, создали все условия чтобы мы себя чувствовали комфортно. Я до сих пор с удовольствием встречаюсь с моими бывшими президентом и руководством клуба в Равенне, мы с удовольствием вспоминаем наш чемпионат.и когда я после операции оказался перед выбором что делать, клуб предложил мне попробовать себя в качестве тренера, за что я очень благодарен Равенне.

- Как решали проблему языка первое время?

- Очень здорово. Языка не знал, но в команде был югослав Нурко, который знал и русский, и итальянский, и собственно, итальянский я выучил благодаря ему. Хотя клуб поначалу даже выделили мне переводчика - прекрасную женщину, она подружилась с моей женой, и дети наши учились в одном классе. Но это было неудобно - команда ездила, она тоже с нами, для ее семьи это было испатанием, поэтому все быстро закончилось. Но все было на самом деле прекрасно, у нас до сих пор замечательные отношения: когда я приезжаю, мы идем все вместе кушать пиццу, и с первым тренером тоже общаемся.

- Какие были результаты в ваш первый год в Италии?

- На тот момент мы были командой, только попавшей в Серию А1, задача у нас была проста - попасть в восьмерку. Руководство уже знало, что финансирование на будущий год будет в разы выше, нужно было только, грубо говоря, показать результат, что мы и сделали - заняли восьмое место. В плей-офф мы, конечно, сразу попали на лидера и проиграли ему без вариантов. После этого было принято решение сменить пару легионеров, и вместо нас с Нурко в команду пришли американцы Кирай и Тиммонс, олимпийские чемпионы Сеула, а я переехал в Форли - это всего в 20 км, кстати, так что далеко от Равенны я не оторвался (улыбается).

- В Италии уже тогда была открытая лига?

- Когда я только приехал, там было как у нас сейчас - лишь два иностранца, потом постепенно стали расширять лимит.

- Итальянская лига в конце 80-х уже считалась сильнейшей в мире?

- Постепенно, когда туда начали приезжать американцы, бразильцы - да. Наши игроки поехали, Андрей Кузнецов, Юра Сапега... Я помню, на наши игры приходило тысяч девять с половиной... В Модене, в Мачерате - в этих городах всегда был серьезный ажиотаж. В то время руководство итальянской лиги поступило очень правильно, не поскупилось на рекламные телодвижения. Помню, два года подряд на спортивном канале "Скай Спорт", который тогда еще был бесплатным, транслировали игры волейбольной лиги, куда приглашались для комментирования известные люди - они рассказывали зрителю о волейболе, учили понимать и любить игру и игроков. Потом еще начали показывать два раза в неделю получасовую программу, посвяшенную волейболу. Плюс пошли результаты у сборной Италии, которая стала чемпионом мира, в итальянских клубах были хорошие легионеры - вот так и наложилось, популярность волейбола в Италии росла огромными темпами, буквально на глазах.

Сборная СССР

- Вы получили первый вызов в сборную будучи совсем юным игроком. О чем думалось в тот момент?

- Ну что я мог тогда думать? Эмоции удивительные, конечно. Кричать не кричал, конечно, но радость переполняла. Подумайте сами: 15 республик союзных, 13 команд Суперлиги, и какой-то пацан 18-летний стал кандидатом в сборную СССР, пусть и во вторую команду.

- А кто играл тогда за вторую команду?

- Я, Шкурихин, Сапега ... В то время, когда в сборной были Кондра, Савин, Зайцев, Лоор, Чернышев - в первую команду пробиться было нереально. Как их можно было нам, соплякам, переиграть? Сделали сборную СССР-2, туда всех перспективных молодых пацанов взяли. Как сейчас помню, турнир в Харькове перед чемпионатом мира 1978 года играли - мы очень прилично там выступили! Куба, Польша, Япония и мы двумя командами. И наша вторая команда могла выбить Кубу из турнира, и первая команда бы тогда с ней не встретилась. Платонов тогда злой ходил и говорил: "Вот, если выбьете Кубу, нам с вами в финале играть будет неинтересно"... Не знаю, шутка или нет, но мы проиграли 2:3.

- Проиграли как Вячеслав Алексеевич просил?

- Ну нет. Куба на тот момент была очень сильна, нас не хватило чисто физически, в концовке. Мы тогда, помню, даже не расстроились - эйфория была настоящая - так боролись! А после этого турнира в Харькове я уже подключался к первой команде Союза.

- Ваш первый турнир в основной сборной?

- Чемпионат Европы, 1979-й год, Париж. Я играл в Нанте на предварительном турнире, в финале даже. Играл, понятное дело, немного, но в финале против болгар точно был! (смеется).Меня выпустили в четвертой партии, успел даже блок поставить и, кажется, один мяч в нападении забить.

- Ноги не дрожали на Олимпийских играх? Все-таки антураж и атмосфера на домашних турнирах особенные, тем более - Олимпиада, раз в четыре года.

- Да нет, почему они должны дрожать? Я уже чемпионом Европы был (улыбается). Знаете, та команда - легендарные люди! Они действительно великие, жаль, что многие из них, моих друзей, уже ушли из жизни. Умели все! И принимать, и защищаться, и нападать, и блокировать. Сейчас таких игроков уже нет - пожалуй, Тетюхин - последний из той, старой школы, как сейчас говорят, "олд скул". Поставь его сейчас пасовать, он и пасовать будет.

- Он же и начинал пасующим.

- Да я тоже по детям играл как связующий. Потом и первым темпом был, и вторым, и в диагонали стоял. Тогда совсем по-другому обучение шло.

- Только либеро не были, в общем, просто потому что их тогда не было.

- Да они тогда не нужны были, в наше время центральные хорошо принимали.

- Если вас сейчас поставить принимать, сдюжите?

- Да почему нет? Могём (смеется)

- Сейчас поддерживаете отношения с кем-нибудь из той команды?

- Конечно. Савина иногда вижу, Вову Шкурихина. Жизнь, к сожалению, разбросала нас всех, редко удается увидиться. Мы два раза вместе в Польшу ездили, к польским друзьям. Они нас приглашали на 25-летие и 30-летие своей победы на Олимпийских играх в Монреале. С теми ребятами у нас хорошие отношения, мы очень дружили тогда с поляками. Александр Скиба, помощник Хуберта Вагнера на той Олимпиаде - мой хороший друг был. Я играл в Киеве, а он тренировал команду в Кракове - Киев и Краков - города-побратимы, поэтому мы часто виделись. Недавно видел моего друга Ришарда Боцека...

Чемпионат мира

- Вы сказали, раньше в ДЮСШ учили по-другому. Как?

- Если кратко, то раньше основы техники закладывались всем, сейчас - если парень вымахивает на голову выше остальных, то он будет только нападающим и никем больше. Мы же все учились и принимать, и защищаться.

- Для российского волейбола в принципе умение принимать сейчас очень насущно...

- Сборной России попались хорошие техничные команды - и было очень сложно. Потому что, по большому счету, принимаем-то мы так... средне. И когда с передней линии уходит Мусэрский, команде очень тяжело. Поэтому, конечно, хотелось бы видеть людей подобных Тетюхину. А сейчас Мусэрский тянет, а Павлов помогает...

- А остальные?

- Четвертая зона не впечатляет. Солидности, стабильности не хватает. Играют как-то по очереди, а не вместе, не всплесками.

- Какая команда вас впечатлила на этом мировом первенстве? Скажем, хотя бы одну игру сборной Ирана удалось увидеть?

- Да, удалось. Хорошая команда, они давно уже начали играть, с Веласко, а сейчас продолжают расти с Ковачем. Они прогрессируют очень быстро: у иранцев отличный связующий игрок, хорошие диагональные. Мусави - хороший блокирующий. Может, ему не хватает роста для блокирующего в современном понимании, но у иранцев есть эта, знаете, восточная хитрость; плюс они очень целеустремленные ребята - они почувствовали уверенность в себе, в команде. С ними нужно играть по максимуму. А многие команды по старой памяти считают, что Иран - команда несерьезная.

- Веласко же вернулся в родную сборную Аргентины, где не все гладко с игрой. Тем же иранцам во втором раунде аргентинцы уступили.

- Он же только весной вернулся, идет становление новой команды. Плюс я бы не сказал, что там есть какой-то большой игрок, который может нести на себе основную нагрузку.

- Аргентинского связующего Лучано де Чекко в свое время называли едва ли не претендентом на трон лучшего связующего в мире. Сейчас он зачастую остается за спиной Николаса Уриарте.

- Видел де Чекко 16-летним, когда он только-только приехал в Италию. И тогда да - у него было решительно все, чтобы стать великим связующим. Была в нем эта южноамериканская фантазия, делал что хотел - творил. Сейчас появилась некоторая матерость, может быть даже лень. Вероятно, его все устраивает.

- Это черта характера? Это же непрофессиональный подход.

- Почему непрофессиональный? Может, ему просто неинтересно играть в сборной, и он сосредоточен на клубе. Здесь все индивидуально. Раньше игра за сборную - мечта любого игрока была. Но вспомните, буквально 10 лет назад в сборную России не особенно рвались игроки. Мне кажется, до прихода Алекно в команду. Благодаря тому что и федерация, и тренера делают упор на сборную, игры за национальный флаг снова стали престижными.

- Говорят, что сборная Италии - команда одного человека.

- Это хорошая отмазка для Беррутто. Если бы Иван не был травмирован, возможно, итальянцы смогли бы выступить лучше. Команда молодая и интересная, но на одном человеке далеко не уедешь, пока ему не начнут помогать. Элемент случайности сработал, Иван получил травму - и у итальянцев, у которых и так мало что получалось, вообще в итоге ничего не вышло.

- За какой командой следили на чемпионате мира наиболее пристально?

- Мне нравятся французы. Я когда-то играл против Тилли, и мне интересно, что он покажет как тренер сборной. Слободан Ковач был в команде, которую я тренировал, поэтому мне интересны иранцы. Мне интересна сборная России, думаю, почему - объяснять не нужно. Болгары обещали фурор, но фурор получился со знаком минус.

- Давайте о французах?

- Давайте. У них очень хороший либеро, хороший связующий. Они напоминают южноамериканцев - если ты не добиваешь мяч до пола, они начинают все доставать, кувыркаться, через это ловить кураж, и потом их обыграть очень и очень сложно. Такая интересная смесь европейского и южноамериканского волейбола - мне очень нравится.

- А кто вообще из современных игроков вам наиболее симпатичен?

- Ну, если брать диагональных, я на стороне Павлова. Он техничен, и недостатки своего роста отыгрывает именно вариативностью. Мне нравится Влазлы, ответственный за львиную долю успеха поляков. Андерсон, Зайцев - эти парни очень атлетичны и заточены под атаку, но... Вот, вспомните Мильковича. Иван один мог выигрывать игру. Сейчас из таких игроков - Мусэрский. И все.

- Нынешняя сборная Бразилии вас впечатляет?

- Мурило ведь тоже был в моей команде. Сейчас он, конечно, после травмы, не в той форме, в какой он был, когда, например, был выигран чемпионат мира в 2010 году. Он хороший, спокойный парень, очень трудолюбивый и привыкший скрывать свои эмоции - настоящий немец по характеру (улыбается).

Последнее время что ни разговор о бразильцах, то "они уже не те". Мол, у них проблемы, ссоры с тренерами и федерациями, и начинают они каждый почти турнир очень плохо. Но ближе к финалу собираются с силами, и как правило, везде в медалях. Вспомните Мировую лигу: и Ирану проиграли, и Италии, и Польше. Все сказали: всё, закат Бразилии. А они в финал вышли, там уже только проиграли американцам. В этом их сила - они умудряются сконцентрироваться и показать себя именно в тех матчах, в каких нужно.

- Это тренерский талант - подвести команду в таком состоянии к нужным играм?

- Знаете, в этой сборной собраны такие игроки, прошедшие огонь, воду и медные трубы, которым тренер просто не должен мешать. Мы говорим о людях, которые выиграли все. Если команда будет готова психологиечки и физически - тренер делает какие-то подсказки в тайм-аутах - но решать исход матча все равно будет команда, игроки. На площадке.

- Что может решить, скажем, 21-летний Рикардо Лукарелли, который, по сути, провел свой первый действительно крупный турнир?

- Рядом с ним стоят серьезные, более опытные люди. Когда тебе, юнцу, говорит рядом стоящий опытный звездный игрок: "Иди вперед, а я здесь справлюсь" - у тебя вырастают крылья. Это то, чего я сейчас добиваюсь от нашей молодежи. Поставил Егора на площадку, другие должны ему помогать. Уберите его с приема, заслоните! - он должен чувствовать поддержку, и тогда все получится. Вот тогда Лукарелли и будет лидером, и Егор будет им. А нет - значит так дальше Мурило и будет тянуть.

- Говорят, связующий - половина команды.

- Если продолжать разговор о командах, участвующих в чемпионате мира, мне нравится Саид Маруф. У иранской команды нет выдающихся возможностей, которыми они могут переиграть европейцев и южноамериканцев, значит, они будут брать хитростью, своим менталитетом. Волейбол - это игра, в которую играют головой, это самая интеллектуальная игра. Маруф умеет игру читать, таких игроков вообще очень мало.

Вернусь к сборной России: нас есть Дима Мусэрский, который умеет в волейболе вообще все - и заблокировать стоя, и из четверки атаковать, пайп забить и пас хороший отдать. Есть Павлов - у него нет серьезных физических возможностей, и с атлетами он конкурировать в мощи не может, но он переигрывает соперника именно своей светлой головой. Кто так еще может укоротить подачу в четвертый метр? Все тоже нужно чувствовать, все нужно уметь. Но это опять же, зрелые игроки.

- А молодежь?

- Если вы про наших ребят из "Факела", то скажу следующее: у них есть самые важные качества на данный момент - игроцкий талант и умение слушать и запоминать услышанное. Отталкиваемся от этого в работе с ними, будем учиться. Уверен, все у нас получится.

 

Пресс-служба ВК «Факел» Новый Уренгой

  • Волейбольный клуб "Факел"
  • 629300 Новый Уренгой а/я 912
  • Тел: +7 (3494) 220088
  • E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Пресса: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Правила продажи и возврата билетов

Рейтинг@Mail.ru